Интеграция науки, образования и экономики

Сроки проекта: c 7 июня по 7 сентября

Учёные нужны в самых разных организациях. Научная деятельность зачастую невозможна без преподавательской. Эксперты настаивают на связи исследовательской и инновационной деятельности. Нам нужно делать ставку на создание поколения творцов, на кадры, обладающие набором высочайших компетенций, на междисциплинарный уклад исследований.

Что следует зафиксировать на уровне федерального законодательства, обеспечивая наиболее продуктивный характер исследовательской деятельности в самых разных сферах общественной и экономической жизни Российской Федерации?

Как принять участие:

– Ознакомьтесь с предложениями коллег

– Оцените и прокомментируйте их

– Опишите ваши предложения

До конца проекта осталось
17
дней
5
часов
13
минут
13 предложений
Показывать

Интеграция науки, образования и экономики в капиталистическом государстве- возможно ли?

Безусловно хочется дать положительный ответ на поставленный вопрос.

Цель- получение прибыли от такой интеграции всеми участниками.

Слова "образование" и "наука" я бы переставил и цепочка выглядит так - "образование-наука-экономика".

"Образование" не имеет прибыли, а финансируется в основном из бюджета и причём федерального. Причём по разному для разных регионов. Педагог и учёный в Москве, Санкт-Петербурге и, например, во Пскове- это разные люди с точки зрения экономической категории "оплата труда" (в отличии от ЕТС в социалистическом государстве-СССР). Наука на региональном уровне в производственной сфере в основном или отсутствует или является вузовской. Экономика -получает прибыль, отчисляет налоги и они поступают на образование. Цепочка замыкается....

Капиталисту не выгодно вкладывать в образование и минимизировать прибыль, он эти функции передал государству.

Для того чтобы интеграция действительно состоялась необходимо цепочку перевернуть "Экономика-образование-наука и снова, экономика! Но как?


Активизация научной и инновационной деятельности профессорско-преподавательского состава ВУЗов

ВУЗовская наука является важнейшим элементом научного прогресса страны. Ее значение не только в продукции "новых знаний", но и в передаче интереса к научной деятельности новому поколению. Вместе с тем, серьезно заниматься наукой, отрабатывая на ставку ППС 800-900 часов аудиторной нагрузки на ставку, невозможно. Уйти на меньшую долю ставки означает существенное снижение дохода, граничащее с невозможностью выживания. Предлагаю законодательно закрепить снижение аудиторной нагрузки на 1 ставку для ППС, выполняющих плановые НИР (диссертационные, комплексные и.т.д., внесенные в систему ЕГИСУ) на 25-30%.

Продуктивность научной деятельности педагогического работника образовательной организации высшего образования

Продуктивность научной деятельности педагогического работника образовательной организации высшего образования во многом зависит от выделения в бюджете его рабочего времени времени для занятий наукой. Предлагаю законодательно закрепить минимальный ориентир - 25% бюджета рабочего времени - для планирования научной деятельности преподавателя вуза.

Главным интегратором науки, образования и экономики должна стать Академия наук

В РФ накоплен огромный опыт по интеграции науки и образования, значительно меньший опыт имеется по интеграции их с экономикой. Не секрет, что в некоторых вузах преподают такую архаику, которая имеет отношение разве что к экономике середины ХХ века, если не раньше. Понятно, что специалист с такими знаниями будет востребован разве что в сфере изучения истории науки и техники. Поэтому 1) необходимо провести мониторинг того, как увязаны наука, образование и экономика в разных регионах РФ 2) определить, как увязать прорывные научные направления с образованием и экономикой. Наилучшим координатором может выступить Академия наук, которая обладает необходимыми компетенциями в сфере современной российской науки.

Научный сотрудник и преподаватель совместитель.

Надо разработать правила работы преподавателей по совместительству для научных работников. Это нужно решить на законодательном уровне и возможно нужно открыть должность в научно-исследовательских институтах - "преподавателя совместителя".

Для закона нужна преамбула с определением науки

В этой преамбуле нужно описать и функции науки. Такое впечатление, что сейчас подразумевается одна функция науки - получение только нового знания. Но у системы науки, у ученых и научных организаций есть и другие функции, которые надо упомянуть.

"Россия живет в быстро изменяющемся мире, который к тому же создает огромный запас знаний о природе и человеке. Знания из этого мира и о нем, необходимые для развития и самого существования России, поступают в нее извне по механизму push-pull (“тяни-толкай”). Только сильная и структурно полная отечественная наука может служить тем механизмом, который доставляет в страну нужное для нее знание из всей мировой цивилизации. Страны, не обладающие таким механизмом, получают отфильтрованное и искаженное знание, утрачивают реальную независимость и вовлекаются главными мировыми державами и блоками в их орбиту в качестве “материала”...

...Наука, охватывая своими наблюдениями, экспедициями и лабораторными исследованиями все пространство страны, дает достоверное знание о той реальной (и изменяющейся) природной среде, в которую вписывается вся хозяйственная и общественная жизнь народа...

...Создаваемая для хозяйства, обороны, всего жизнеобеспечения государства и общества техносфера гораздо сильнее, чем принято думать, связана с природной средой и культурой страны. Поэтому, хотя многие ее элементы и целые блоки могут быть импортированы или созданы с помощью переноса знаний и технологий, техносфера страны в целом, как единая система, в большой степени зависит от усилий отечественной науки, причем усилий непрерывных..."

Использованы цитаты из статьи известного науковеда С.Г.Кара-Мурзы (НАУКОВЕДЕНИЕ, № 2, 2000 г.). Пора об этом вспомнить.

Увязать научные специальности с преподаваемыми специальностями

По опыту учебы в различных вузах могу сказать, что остро стоит проблема непрофессионализма преподавателей. Нередко, защитившись по совершенно другой научной специальности и получив ученую степень, преподаватели проходят курсы переподготовки или получают магистерский диплом (2 года) и встают на ставку доцента или профессора кафедры (в зависимости от ученой степени и звания). Они, может, в своей области отличные специалисты, но в этой дотягивают максимум до уровня студентов выпускных курсов, а иногда и даже до уровня второкурсников не дотягивают, сводя процесс преподавания к формальному зачитыванию учебника.

Вторая проблема - нет преемственности образования по уровню. То есть бакалавриат можно закончить юристом, магистратуру строителем, а аспирантуру по информационным технологиям. Это негативно сказывается на уровне преподавателей и научных сотрудников т.к. такой подход не даёт общего понимания профессиональных компетенций, а лишь концентрирует на конкретной проблеме отрасли.

Паразитирующий бизнес должен финансировать государственную науку и образование.

Желанная интеграция – это продукт непротивления сторон в триаде наука, образование, экономика. Конечным потребителем науки и образования являются homo sapiens и экономика, а жертва триады - homo insipiens. Homo sapiens поддерживает науку и образование отчислением налогов. Современная российская экономика предпочитает удавить sapiens, как врага всех форм животного неограниченного потребления и накопления. Такая экономика добровольно вкладываться в науку и образование никогда не будет, но будет поощрять анти науку и анти образование под новомодными наукообразными брендами. Губительную тенденцию можно и нужно переломить.
Предлагаю: обязать паразитирующую экономику отчислять средства на развитие государственным (!!) научным и образовательным учреждениям. В первую очередь необходимо обременить бизнес, паразитирующий на офшорных преференциях. Например, вывел в офшор Х $ - да ради Бога, но отстегни столько же родной науке, можешь даже целевым образом с ориентацией на себя любимого.
Предложение будет жизнеспособно, если:
А) Sapiens, которые вездесущи, всё видят, всё знают и бурно возмущаются грабежом и коррупцией, умерят пыл в пассивных, но прибыльных, формах сотрудничества с грабителями, коррупционерами, и …
Б) Sapiens, хотя бы в малой доле, переключатся на активный отлов и приобщение, например, офшорников к цивильным формам экономического биогеоценоза.
В) Государство, не только в лице авторитетных М.М. Котюкова и О.Ю. Васильевой, понимает, что рубль, вложенный в науку и образование, всегда возвращается с кратным приплодом, но не всегда в созидательной форме.
Г) Государство четко осознаёт, что «в мире существует сообщество пострашнее бандитского – это сообщество учёных» (Н. Бор), поэтому ни секунды без призора, которого оно (сообщество), естественно, противится.
Д) Государство возглавит и узаконит приручение офшорников и прочих потенциально склонных к антисоциальным формам обогащения, демонстрируя комфортность конечных форм одомашненного содержания нетерпеливых до бабла и/или с даром Мидаса.

Неистощим поток любителей рисковых форм экономики. Необходимо МУДРОСТИ поставить этот поток себе на службу. В противном случае поток убьёт homo sapiens в соответствии с формулой - общественное бытие определяет общественное сознание. И никуда нам не деться от этой дилеммы.

Научное книгоиздание - один из ключевых, системообразующих, механизмов интеграции науки, образования и экономики

Научное книгоиздание выполняет важнейшую социально-экономическую функцию — преобразует в товарный вид новейшие знания, добытые учеными, т.е. «упаковывает» эти знания так, чтобы они становились пригодными к широкому усвоению обществом. Поскольку ученый люд в большинстве своем не ориентирован на последнее, несложно догадаться, сколь высокой квалификацией должен обладать издательский коллектив. Речь не только о том, чтобы помочь автору выстроить сюжет, организовать многоуровневый материал, четче изложить сложные для понимания мысли, на первый план сегодня вышло массовое невладение научными работниками русским литературным языком, а соответственно, неумение внятно выражать собственные идеи. И проблема эта уже не только «технарей», но и очень многих гуманитариев. Государство демонстрирует всяческую поддержку предприятиям, занимающимся наукоемкими технологиями, особенно поощряя тех, кто доводит разработки до стадии внедрения в серийное производство. Но почему те же принципы поддержки не распространяются на сферу научного книгоиздания? Ведь довольно часто это и заказ исследования, облеченного в форму рукописи, и его редактирование в издательстве, сопровождаемое порой переписыванием целых глав с дописыванием новых разделов, и его графическо-иллюстративное оснащение, что в совокупности эквивалентно этапу опытно-конструкторской разработки, и его предложение обществу в форме пригодного к «эксплуатации» товарного продукта, в данном случае — книги, т.е. предложение рынку высокоинтеллектуального промышленного продукта, поддерживающего — ни много, ни мало — существование других отраслей российской экономики.

Руководство страны не устает напоминать, что экономика должна стать интеллектуально ориентированной. А возможна ли искомая интеллектуальность в отсутствие качественно подготовленных научных книг? Возможно ли появление последних в отсутствие необходимых для этого кадров? Высока ли польза от недоведенных до ума бумажных опусов? Казалось бы, ответ очевиден. Экономика никогда не станет ни интеллектуальной, ни инновационной, если исчезнет сверхтонкая прослойка людей, профессионально издающих научную литературу и тем самым помогающих обществу стать инновационнее и интеллектуальнее.

Ну а по факту сегодня в стране распространено дилетантское издание научных трудов, когда в книжном формате публикуются неподготовленные к печати, так называемые «сырые» рукописи ученых. За отсутствием желающих заниматься этим неблагодарным делом научные работники вынуждены открывать самодеятельные издательства и публиковать свои труды в режиме пресловутого «самиздата». Таким образом, ужасающий уровень редакционной подготовки большинства выходящих в нашей стране научных публикаций — что делает их, грубо говоря, «нечитаемыми» (и, как следствие, малоцитируемыми в научной среде), по сути «закрытыми» для общества и тем самым не выполняющими своего прямого предназначения, — объясняется весьма просто: банальной экономией на редакционно-издательской подготовке.

Кстати, языковая безграмотность, куцый словарный запас, замусоренность речи латинизмами и вымученными неологизмами, косноязычие и жаргон, отличающие труды многих отечественных научных работников, — вот одна из ключевых причин того, что много лет констатируется мировыми рейтинговыми агентствами: крайне низкий индекс цитируемости современных российских ученых в ведущей научной периодике. Грустно порой слышать жалобы наших академиков на якобы предвзятость этих измерительных «вражеских» служб или на пренебрежительное отношение к исследованиям на русском языке. Сегодня уже не вызывает удивления сотрудник Российской академии наук, который не может вспомнить, когда последний раз покупал в магазине научную книгу (чувство дискомфорта, связанное с невладением новейшей научной информацией, давно утрачено).

Выросло целое поколение ученых, в глаза не видевших профессионального издателя и, соответственно, не представляющих, что нужно знать и уметь, чтобы рукопись приобрела дополнительные «потребительские» свойства, т. е. стала интересной как можно большей читательской аудитории, а не только «ближнему» кругу автора, другими словами, стала продуктом, обладающим в глазах покупателя функциональной ценностью, намного превышающей объявленную товарную стоимость.

Конечный продукт книгоиздательской деятельности не обязательно должен иметь бумажный носитель. Но полноценная редакционная подготовка научного текста — это настолько затратный процесс, что в условиях неразвитости ранка электронных изданий (по разным оценкам, 1—2% продаж по крайне невысоким ценам) и тотального пиратства, мало-мальски экономически оправданными сегодня остаются только бумажные книги. К моменту, когда электронное научное книгоиздание станет в России прибыльным (если таковое вообще когда-нибудь случится), у нас, судя по всему, не останется ни одного знающего профессию издателя (российские вузы к такой деятельности не готовят, это ремесло высшей пробы).

В недалеком будущем базовым языком отечественной науки станет, по-видимому, английский. Соответственно, всё, что будет сопутствовать научной деятельности также не станет предполагать русскоговорящего пользователя. Непонятно, чем в таком случае будет обеспечена вовлеченность в орбиту инноваций всего российского населения? Русский язык неизбежно начнет утрачивать свое фундаментальное преимущество языка, удовлетворяющего потребностям изъяснения в любой отрасли современных научных знаний. Если эта тенденция возобладает, то русскому языку окажется отведена роль средства поддержания этнической культуры, что в конечном счете окажется чревато непоправимыми последствиями для федеративного устройства России.Общество, не испытывающее потребности (не в плане развлечения, а как условие выживания) писать и читать научную и научно-популярную литературу, обречено оказаться на задворках мировой цивилизации.

Модернизация нашей страны неосуществима в отсутствие профессионально поставленного полноценного научно-популярного и научного книгоиздания — ключевого канала снабжения населения информацией, обеспечивающей как его лидерство на глобальных рынках, так и подлинный национальный суверенитет.

Способность общества обеспечивать адаптацию поступающей информации (без утраты и искажений) к нуждам тех или иных ее потенциальных потребителей — важнейшая функция, мощь которой служит показателем способности общества к инновируемости. В глобализующемся мире доминировать уготовано тому государству, которое сможет наладить функционирование наиболее совершенной системы адаптации знаний — от фундаментальных до прикладных — на своем, национальном, языке.

Предложение: в законе необходимо предусмотреть меры по экономической поддержке (через введение налоговых льгот) научного и научно-популярного книгоиздания, научные издательства должны быть отнесены к группе инновационных предприятий.

Предоставить юридически легальную возможность приобретения результатов НИР у НИУ РФ, не несущую риски потери бизнеса для бизнесменов и обеспечивающую финансовую мотивацию авторов научных идей (и руководства НИИ) к сохранению прав интеллектуальной собственности.

Факт состоит в том что в РФ аномально много патентов которые делаются внутри НИИ и ВУЗов но не внедряются в практику (продать патент находящийся на балансе государственного НИУ и впрямь нельзя). Другой факт - патентов принадлежащих частным лицам (сотрудникам НИИ которые оформили патент на себя.. тоже немало). Научные разработки выполненные в бюджетных НИУ и запатентованные, автоматически лишают бизнес возможности этими разработками пользоваться и даже разрабатывать что-то аналогичное. Наиболее реалистичный вариант для ученого "подарить" частному сектору экономики свою идею нелегально, отказавшись от авторских прав, во избежание юридических коллизий (прецеденты есть). В США есть поправка Бэя Доула который разрешает использовать в частном секторе результаты НИР полученные при выполнении НИР в интересах государства. У нас этого нет и ученые просто не могут привлекать средства от бизнеса для выполнения НИР и НИОКР. Руководству НИУ обычно невыгодно мотивировать ученых-изобретателей к генерации новых научных и технологических идей. Зав. научными подразделениями тоже это невыгодно т.к. это нарушает вертикаль власти. В итоге отсутствует финансовая поддержка со стороны частного сектора и отсутствует мотивация внедрять в производство результаты НИР на которые были потрачены миллиарды бюджетных средств.

Нужно легализовать продажу патентов, находящихся на балансе НИУ, частным компаниям, внести ответственность перед руководством НИУ за не передачу авторам патентов, снимаемых с баланса организации. Жестко регламентировать минимальные доли отчислений за реализацию интеллектуальной собственности первому автору, авторскому коллективу, руководству НИУ и подразделений. Жестко гарантировать возможность авторского контроля над реализацией результатов НИР. Подпись первого автора (а не руководителя этого автора) должна присутствовать на всех документах связанных с реализацией интеллектуальной собственности. Руководство НИУ должно нести ответственность за факт злоупотребления служебным положением в виде плагиата (когда руководитель ставит себя в авторский коллектив или претендует на первое место в списке авторов, на основании своего социального статуса).