Интеграция науки, образования и экономики

Сроки проекта: c 7 июня по 31 января

Учёные нужны в самых разных организациях. Научная деятельность зачастую невозможна без преподавательской. Эксперты настаивают на связи исследовательской и инновационной деятельности. Нам нужно делать ставку на создание поколения творцов, на кадры, обладающие набором высочайших компетенций, на междисциплинарный уклад исследований.

Что следует зафиксировать на уровне федерального законодательства, обеспечивая наиболее продуктивный характер исследовательской деятельности в самых разных сферах общественной и экономической жизни Российской Федерации?

Как принять участие:

– Ознакомьтесь с предложениями коллег

– Оцените и прокомментируйте их

– Опишите ваши предложения

Научное книгоиздание - один из ключевых, системообразующих, механизмов интеграции науки, образования и экономики

Научное книгоиздание выполняет важнейшую социально-экономическую функцию — преобразует в товарный вид новейшие знания, добытые учеными, т.е. «упаковывает» эти знания так, чтобы они становились пригодными к широкому усвоению обществом. Поскольку ученый люд в большинстве своем не ориентирован на последнее, несложно догадаться, сколь высокой квалификацией должен обладать издательский коллектив. Речь не только о том, чтобы помочь автору выстроить сюжет, организовать многоуровневый материал, четче изложить сложные для понимания мысли, на первый план сегодня вышло массовое невладение научными работниками русским литературным языком, а соответственно, неумение внятно выражать собственные идеи. И проблема эта уже не только «технарей», но и очень многих гуманитариев. Государство демонстрирует всяческую поддержку предприятиям, занимающимся наукоемкими технологиями, особенно поощряя тех, кто доводит разработки до стадии внедрения в серийное производство. Но почему те же принципы поддержки не распространяются на сферу научного книгоиздания? Ведь довольно часто это и заказ исследования, облеченного в форму рукописи, и его редактирование в издательстве, сопровождаемое порой переписыванием целых глав с дописыванием новых разделов, и его графическо-иллюстративное оснащение, что в совокупности эквивалентно этапу опытно-конструкторской разработки, и его предложение обществу в форме пригодного к «эксплуатации» товарного продукта, в данном случае — книги, т.е. предложение рынку высокоинтеллектуального промышленного продукта, поддерживающего — ни много, ни мало — существование других отраслей российской экономики.

Руководство страны не устает напоминать, что экономика должна стать интеллектуально ориентированной. А возможна ли искомая интеллектуальность в отсутствие качественно подготовленных научных книг? Возможно ли появление последних в отсутствие необходимых для этого кадров? Высока ли польза от недоведенных до ума бумажных опусов? Казалось бы, ответ очевиден. Экономика никогда не станет ни интеллектуальной, ни инновационной, если исчезнет сверхтонкая прослойка людей, профессионально издающих научную литературу и тем самым помогающих обществу стать инновационнее и интеллектуальнее.

Ну а по факту сегодня в стране распространено дилетантское издание научных трудов, когда в книжном формате публикуются неподготовленные к печати, так называемые «сырые» рукописи ученых. За отсутствием желающих заниматься этим неблагодарным делом научные работники вынуждены открывать самодеятельные издательства и публиковать свои труды в режиме пресловутого «самиздата». Таким образом, ужасающий уровень редакционной подготовки большинства выходящих в нашей стране научных публикаций — что делает их, грубо говоря, «нечитаемыми» (и, как следствие, малоцитируемыми в научной среде), по сути «закрытыми» для общества и тем самым не выполняющими своего прямого предназначения, — объясняется весьма просто: банальной экономией на редакционно-издательской подготовке.

Кстати, языковая безграмотность, куцый словарный запас, замусоренность речи латинизмами и вымученными неологизмами, косноязычие и жаргон, отличающие труды многих отечественных научных работников, — вот одна из ключевых причин того, что много лет констатируется мировыми рейтинговыми агентствами: крайне низкий индекс цитируемости современных российских ученых в ведущей научной периодике. Грустно порой слышать жалобы наших академиков на якобы предвзятость этих измерительных «вражеских» служб или на пренебрежительное отношение к исследованиям на русском языке. Сегодня уже не вызывает удивления сотрудник Российской академии наук, который не может вспомнить, когда последний раз покупал в магазине научную книгу (чувство дискомфорта, связанное с невладением новейшей научной информацией, давно утрачено).

Выросло целое поколение ученых, в глаза не видевших профессионального издателя и, соответственно, не представляющих, что нужно знать и уметь, чтобы рукопись приобрела дополнительные «потребительские» свойства, т. е. стала интересной как можно большей читательской аудитории, а не только «ближнему» кругу автора, другими словами, стала продуктом, обладающим в глазах покупателя функциональной ценностью, намного превышающей объявленную товарную стоимость.

Конечный продукт книгоиздательской деятельности не обязательно должен иметь бумажный носитель. Но полноценная редакционная подготовка научного текста — это настолько затратный процесс, что в условиях неразвитости ранка электронных изданий (по разным оценкам, 1—2% продаж по крайне невысоким ценам) и тотального пиратства, мало-мальски экономически оправданными сегодня остаются только бумажные книги. К моменту, когда электронное научное книгоиздание станет в России прибыльным (если таковое вообще когда-нибудь случится), у нас, судя по всему, не останется ни одного знающего профессию издателя (российские вузы к такой деятельности не готовят, это ремесло высшей пробы).

В недалеком будущем базовым языком отечественной науки станет, по-видимому, английский. Соответственно, всё, что будет сопутствовать научной деятельности также не станет предполагать русскоговорящего пользователя. Непонятно, чем в таком случае будет обеспечена вовлеченность в орбиту инноваций всего российского населения? Русский язык неизбежно начнет утрачивать свое фундаментальное преимущество языка, удовлетворяющего потребностям изъяснения в любой отрасли современных научных знаний. Если эта тенденция возобладает, то русскому языку окажется отведена роль средства поддержания этнической культуры, что в конечном счете окажется чревато непоправимыми последствиями для федеративного устройства России.Общество, не испытывающее потребности (не в плане развлечения, а как условие выживания) писать и читать научную и научно-популярную литературу, обречено оказаться на задворках мировой цивилизации.

Модернизация нашей страны неосуществима в отсутствие профессионально поставленного полноценного научно-популярного и научного книгоиздания — ключевого канала снабжения населения информацией, обеспечивающей как его лидерство на глобальных рынках, так и подлинный национальный суверенитет.

Способность общества обеспечивать адаптацию поступающей информации (без утраты и искажений) к нуждам тех или иных ее потенциальных потребителей — важнейшая функция, мощь которой служит показателем способности общества к инновируемости. В глобализующемся мире доминировать уготовано тому государству, которое сможет наладить функционирование наиболее совершенной системы адаптации знаний — от фундаментальных до прикладных — на своем, национальном, языке.

Предложение: в законе необходимо предусмотреть меры по экономической поддержке (через введение налоговых льгот) научного и научно-популярного книгоиздания, научные издательства должны быть отнесены к группе инновационных предприятий.

2 доработки
Просмотр и добавление доработок недоступны